Лев Владимир Хананович

lev.jpg

Автобиография

Я, Лев Владимир Хананович, родился 13 марта 1940 года.

Отец, Лев Ханан Борисович, в 1939 году был призван служить в армию. Сразу попал на финскую войну. Перед этим закончил Томский Политехнический институт. После окончания финской войны практически без перерыва был призван на войну с фашистской Германией.

Мама, Лев (Булычева) Анастасия Алексеевна, в это время работала на Челябинском тракторном заводе, который во время войны выпускал танки.

Всю войну мы жили в Челябинске у её сестры.

В 1945 году отец вернулся с войны (он уже был офицером) забрал нас, и мы уехали на его место службы. В 1947 году судьба забросила нас в военный городок под Тамбовом. Здесь, в 1947 году, я поступил в начальную школу (сразу во второй класс). Закончил её в 1950 году. В это время отца послали на учёбу в военную академию в г. Ленинград.

После окончания академии мы вернулись в Тамбов, где я поступил в среднюю школу №51. Закончив её с серебряной медалью в 1956 году поступил в Челябинский Политехнический институт, который закончил в 1961 году по специальности 0539 (квалификация инженер-механик).

После окончания Челябинского Политехнического института был направлен на работу в п/я 120 (г. Миасс), где занимался расчётами (тепловые, аэродинамические и прочностные).

В школе я любил считать и решать разные математические задачи по алгебре, геометрии и тригонометрии. Удивительно, но физикой я не увлекался ни в школе, ни в институте. Только на работе пришлось кое-что вспомнить…

В 1963 году меня потрясла статья директора Института Ядерной физики (из Новосибирского Академгородка) академика Будкера Г.И. – «Термоядерное солнце над Сибирью», прочитанная в журнале «Знание-Сила». Я как будто очнулся и увидел – насколько интересна теоретическая физика! Мне сразу захотелось изучить её. И я поступил на заочное отделение Уральского Университета на физический факультет.

Но заочное обучение оказалось не по мне, и я бросил это нудное занятие. Но желание изучить физику не пропало. Я попытался поступить в МГУ на очное обучение. Но в те времена для получения второго высшего образования требовалось ходатайство руководства предприятия, а наш главный шеф не дал мне на это своего одобрения. Он был против моего увольнения (тем более, что уже была написана половина диссертации…).

В 1964 г. меня послали в командировку на полигон в Казахстан. Я уже навел справки об ИЯФ в Новосибирске и решил поступить туда на работу, а затем поступить на физ. фак. Новосибирского Государственного Университета (на вечернее отделение).

Поезд в Алма-Ату шел через Новосибирский Академгородок. Городок мне понравился сразу и навсегда! Лес, водохранилище, природа очаровали меня (я уже ходил в походы по всему Уралу).

Возвращаясь через два месяца, я остановился в Академгородке и пришел в ИЯФ узнать о возможности работы в ИЯФе. Прошел собеседование, получил добро и через два месяца получил приглашение от ИЯФ. 9 декабря 1964 г. был принят на работу в ИЯФ на должность инженера-конструктора (других вакансий не было).

В 1965 г., досдав экзамены за 1 курс университета, я был принят на 2 курс вечернего факультета по специальности «физика».

Началась новая жизнь – интересная, увлекательная, удивительная!

В то время Новосибирский Академгородок во всем Союзе считался центром вольнодумия и свободы. Несмотря на горкомы и обкомы существовало кафе «Под Интегралом», приезжали Галич, Клячкин, Визбор и другие барды с концертами, на которых мы, молодые люди, отдыхали душой, веселились, дружили, пели.

Сразу с 1965 г. начались походы в крепкой, дружной компании по всему Союзу: Алтай, Саяны, Кавказ, Крым. Я был в а/л «Ак-Тру» на Алтае, в а/л «Ала-Арча» под г. Фрунзе (там я встретил свою будущую жену). И, конечно, учеба в Новосибирском Государственном Университете.

В университете читалось много разных факультативов (свободное посещение). Начиная с 1967 г. я ходил на лекции и семинары выдающегося физика и человека Румера Юрия Борисовича. Речь шла о пятимерии, было непонятно, нереально и страшно интересно. Через него я познакомился с Фетом А.И. и Кулаковым Ю.И.

Я попросился к Юрию Борисовичу на диплом. На дипломе мы были вместе с Конопельченко Борисом (сейчас известный и заслуженный доктор физ.-мат. наук). Моя дипломная работа была посвящена исследованию взаимосвязей конформных и унитарных групп.

В 1970 г. я закончил НГУ и продолжал работать в ИЯФ (ведущий инженер, начальник группы).

Научные интересы

С 1968 г. я посещал лекции и семинары Кулакова Ю.И., посвященные созданию Теории Физических Структур. Это было совершенно новое направление в теоретической физике, увлекательное, непонятное и сразу же притянувшее меня навсегда…

Я продолжал ходить на лекции и семинары и после окончания НГУ. У нас организовался небольшой, тесный круг единомышленников под руководством выдающегося (не побоюсь этого слова) физика-теоретика и удивительно разнообразного мыслителя, философа, гуманиста Юрия Ивановича Кулакова.

Первым и самым серьезным учеником Ю.И. Кулакова был Михайличенко Геннадий Григорьевич. Он уже закончил НГУ и работал в Педагогическом институте. В это время он исследовал физические структуры на двух множествах (его будущая кандидатская диссертация). Мы тесно работали с ним вместе, и я многому у него научился.

Я же занялся исследованием физ. структур на одном множестве. Для рангов r=3 и r=4 задача была решена Михайличено Г.Г. Он воспользовался классификацией алгебр Ли, которую разработал Софус Ли.

Михайличенко показал, что физической структуре r=4, которая описывает двумерные пространства, соответствует трехмерная алгебра Ли. Он нашел все возможные решения для этой структуры.

Я же исследовал физическую структуру r=5, которая описывает трехмерные пространства. Этой структуре соответствуют шестимерные алгебры Ли. Но в классификации Софуса Ли максимальная размерность исследованных алгебр равна 5. Поэтому для исследования физической структуры r=5 необходимо было найти классификацию шестимерных алгебр Ли, что и являлось главной задачей моих исследований.

Исследование физических структур r=5, r=6 и поиски путей исследования физических структур высшего ранга заняли много лет моей жизни. Все эти годы проходили в тесном общении с Ю.И. Кулаковым и его учениками. Некоторое время ТФС развивалась только в Новосибирске. Затем этой теорией заинтересовались и другие физики.

Летом 1984 г. на берегу озера Баланкуль (южная Хакассия) состоялась первая школа по ТФС, в которой приняли участие ученые из Новосибирска, Москвы, Риги и других городов. С 1987 г. школы по ТФС стали регулярными. Они проходили в разных городах страны.

После летней школы на Баланкуле к исследованиям по ТФС присоединился крупный ученый, профессор, удивительный и многогранный человек Юрий Сергеевич Владимиров из МГУ. Он сыграл большую роль в моих исследованиях и в моей дальнейшей судьбе.

К 1987 г. были практически получены основные результаты моих исследований. Мне удалось найти новый подход к классификации алгебр Ли, что позволило полностью исследовать физ. структуры ранга r=5, r=6 и предложить общий подход для исследования физических структур на одном множестве.

Основные результаты работы докладывались на семинаре отдела диф. уравнений в ЛОМИ (руководитель академик О.А. Ладыженская), на семинарах «Геометрия и физика» (рук. д.ф.м.н. Ю.С. Владимиров и И.В. Мицкевич) в МГУ, на научных семинарах института математики СО АН СССР и в НГУ (в Новосибирске), на II, III и IV школах-семинарах по ТФС в НЦБИ (институт биофизики в Пущино). Было опубликовано шесть статей в разных журналах.

Кандидатская диссертация была практически написана, и нужно было где-то защищаться. Но ТФС не являлась разделом традиционной теоретической физики. В ИЯФ знали о моих исследованиях и не мешали мне ездить на конференции, школы и встречи по ТФС. Но о защите в ИЯФ не могло быть и речи… Поэтому я был вынужден уйти из ИЯФ.

В исследованиях по ТФС приняли участие и бывшие ученики Ю.И. Кулакова. Один из них Исаак Рувимович Шрейбер, зам. директора Института Криосферы Земли СО АН СССР, и кандидат наук Яблонский Г.С. помогли мне устроиться на работу в Тувинский комплексный отдел СО АН СССР (г. Кызыл) на должность научного сотрудника в теор. отдел. Там я проработал два года, дописывал диссертацию и готовился к защите. В 1989г. И.Р. Шрейбер помог мне перейти в Институт Проблем Освоения Севера на должность старшего научного сотрудника.

Все это время наша группа тесно контактировала с проф. Ю.С. Владимировым. Он активно участвовал во всех наших совместных школах по ТФС и параллельно разрабатывал бинарную геометрофизику, позволившую распространить область применения ТФС на теорию элементарных частиц. Он был известен во многих научных кругах всего Союза и рассказывал везде о ТФС, о Ю.И. Кулакове и его учениках.

Юрий Сергеевич рассказал о нас и в Институте физики АН БССР (г. Минск). Там активно работала группа физиков-теоретиков во главе с академиком Ф.Н. Федоровым. Они разрабатывали общий ковариантный подход для решения различных задач теоретической физики. Этот подход обеспечивал такую формулировку физической теории, при которой отпадала необходимость в использовании каких-либо частных систем координат и базисов многомерных пространств. Физическая информация извлекалась из основных уравнений путем использования инвариантных свойств матриц, входящих в эти уравнения. В наших работах исследование также велось с учетом симметрии всей системы в целом. И также полностью использовались инвариантные свойства функциональной матрицы Якоби, выводимой из системы уравнений в частных производных.

Их заинтересовали наши исследования по ТФС и в частности мои результаты по исследованию физических структур на одном множестве. Они пригласили меня выступить у них. Я доложил о своих результатах, и мне предложили защищать кандидатскую диссертацию в Белорусском Госуниверситете (г. Минск).

13 апреля 1990 г. я успешно защитил диссертацию, и мне была присуждена ученая степень кандидата физико-математических наук.

В 1991 г. была организована специальная группа по ТФС в Институте Криосферы Земли (филиал в г. Новосибирске). Исследования продолжались. Наша дружная группа под руководством Ю.И. Кулакова продвигалась все дальше в исследованиях ТФС. Появлялись новые идеи и новые результаты.

В начале 90-х годов прошлого столетия в нашей стране произошли непредсказуемые изменения. Появилась другая страна и соответственно другие руководители как страны, так и Академии Наук. Внимание к науке резко упало, наша группа по ТФС была расформирована. Нужно было искать другую работу…

В 1992 г. я вернулся на работу в ИЯФ. В 1994 г. был переведен на должность старшего научного сотрудника, кем и работаю по настоящее время. На работе занимался разработкой различных физических устройств для ускорителей элементарных частиц. В последние годы занимаюсь разработкой магнитных систем сверхпроводящих вигглеров для различных центров синхротронного излучения у нас и за рубежом. Опубликовано более 20 научных работ. Всё это время продолжались исследования по ТФС. Мы по-прежнему собираемся вместе, обсуждаем новые идеи Ю.И. Кулакова, и я надеюсь, что наше общение будет продолжаться долго, долго.

Литература